Ай-ай
Я познаю мир
Финита ля комедия: вот и до Кракова добралась осень.
А такая погода стояла все будни - солнце, больше двадцати градусов, золотая листва - чудо, а не начало осени.

И только Чак разобрался со всеми делами, и нас ждали по-настоящему свободные выходные - как 12-15, серое небо и дожди-дожди-дожди!.. Поэтому свернули вкладки с тропами в Великих Татрах Закопане и от запасного "ленивого" плана похода в ботанический сад.

Но плохая погода, не повод придаваться унынию и сидеть дома. Пошли культурно просвещаться - выбрались в музей "Фабрика Шиндлера" ("Список Шиндлера" смотрели?- вот как раз о том). До похода в музей я, правда, думала, что вся экспозиция будет посвящена именно еврейско-нацисткой тематике, да и самой фабрики "Эмилия" в помещениях которой и открыт музей. Но все оказалось несколько масштабнее.

В помещении бывшей фабрики находятся залы-инсталляции с жизнью оккупированного Кракова, временные рамки с сентября 1939 по сентябрь 1945-го года. Каждый зал - отдельная инсталляция: улочка, цирюльня, барак, в котором прятали евреев, уголок еврейского гетто, дом более везучих краковчан, военная польская форма и оружие, немецкое, потом и советское, магазины, переулки, Ягелонский университет, изъятые ценности со символикой звезды Давиды, сама фабрика Шиндлера, один зал полностью посвящен Германии - штандарты со свастикой, даже плитка на полу с их символикой. Во все стены - распечатанные газеты тех времен, или фотографии людей - в полный рост, и ты стоишь прямо посреди толпы прошлого.





И параллельно - звуки. На улицах из колонок в первые годы оккупации звучит еще польская музыка, с годами она сменяется на немецкую, в последний - советская. На улицах же сильная вытяжка - будто ветер дует. В помещениях не так, в некоторых коморках - откровенно душно и нечем дышать. Даже запахи передают разных Краков того времени: каменная пыль и взвесь на территории фабрики, душное старое дерево в каморках, свеже-обитое в других помещениях. А еще там звуки. В еврейской квартирке в гетто - гипсовые люди. Комнатка совсем маленькая, а в ней человек 10. Один что-то достает из кухонного ящика, в метре от него импровизированная ширма из старой простыни и фартука - за ней моется такая же гипсовая женщина, чуть в стороне основная комната - там и старуха с костылями тяжело привстает с кровати, чем-то заняты пара детей, чем-то взрослые. И да, звуки: из колонок голоса, шепот на идише. Они тревожно переговариваются между собой, а ты случайно зашел в чужой дом, подглядываешь за жизнью семьи...

Плакаты пропаганды шли с нами по всей стене. Пропаганды немецкой, пропаганды польского освободительного движения - а для страны, что Гитлер, что Сталин - обе стороны были злом, две оккупации и две несвободы.

Потом пришла советская власть - ей было посвящено два зала. С оружием наших солдат и огромным портретом Сталина во всю стену. О новом сложном периоде истории страны. Там даже в одном месте написано было, что на самом деле, центр Кракова заминирован не был, были заминированы только военно-значимые объекты, типа мостов и заводов. И то что советские войска спасли старый город от разрушения - всего лишь миф. Взгляд на историю с другой стороны.

А последний зал - весь в отрывках из писем на разных языках. Под печально-гнетущую музыку. Тексты вопят голосами сотен разных людей: как они выживали, как не хватало элементарного, как на глазах погибали любимые... И под музыку, под музыку!

Весь путь меня не оставляло впечатление, что я нахожусь если не в настоящем Кракове военного времени, так, по крайней мере, в квест-комнате - разные артефакты, к которым можно прикоснуться, и столь знакомое именно по квестам ощущение погружения в другую действительность. Только загадки нет - все перед глазами. Действительно, впервые музей оказал на меня столь сильное эмоциональное воздействие.

Вот бы подобные музеи в российских городах-героях тоже открыть - представляю, как бы трясло от ужаса блокадного Ленинграда, и какими мурашками бы покрывались от Севастополя, Волгограда и Москвы, например.

***

После мы договорились встретиться с коллегами Очи посидеть в кафешке. И двинули пешком, и путь лег именно через Казимеж - тот самый старый еврейский квартал Кракова, где, как я поняла, и располагалось ограждение для жизни евреев в оккупацию. Я гуляла по Казимежу во второй раз - особенное место в особенном Кракове. Даже не знаю, как объяснить, чем он отличается (ну кроме обилия синагог и встречей с ортодоксальными евреями в шляпах, с бородами и пейсами прямо на улице еврейскими ресторанчиками и прочей национальной атрибутики) от других старых районов. Но другой. Будто загадка есть в этом месте, которую только предстоит разгадать.

@темы: одни эмоции, люди, Польша